Get Adobe Flash player

Последний номер

Погода

Яндекс.Погода

Поиск

Об учителях и их компетенциях

Несколько дней назад наше информационное пространство потрясла новость: 50% учителей не смогли написать проверочный тест по математике и информатике, 25% – по русскому языку.

Напомню: в исследовании, проведенном Рособрнадзором, участвовали 22 тысячи педагогов из 67 регионов России. Это более чем солидно.

Тут же понеслись крики: и эти люди учат наших детей? Так вот в чем причина нашего ужасающего образования! А еще через пару дней в интернете появились отклики от самих учителей, писавших эти работы, и выяснилось много интересного. Например, что тесты писали после обеда, когда учителя уже провели свои 5–6 уроков. А после этого надо было еще 3 часа 55 минут потратить на тест – представьте себе, каково это после полноценного рабочего дня.

учитель

Далеко не каждый учитель сдавал свой предмет: математикам дали экономику, историкам – право, географам, хореографам и биологам – основы духовно-нравственной культуры. А этот предмет вообще только что введен в курс основной школы, и по нему преподавателей вообще нет. Короче, что было – то и дали, не важно, кому что досталось. Часть вопросов касалась работы с детьми с ограниченными возможностями здоровья – глухими, слабовидящими и т.д. Как с ними работать – никто учителей не учил, поэтому на эту часть отвечали кто как понимает.

Вторая часть теста состояла из заданий по теории и методологии, которую в таком объеме большинство педагогов даже в вузах не учили, а ведь многие закончили вузы 30–40 лет назад. Например, в тесте по математике – 16 вопросов по бюрократическим нормам и научной терминологии. Вот вопрос по санитарным нормам. Надо было ответить, какая должна быть ширина прохода между партами – 60 сантиметров или 70. Этот вопрос относится к математике?

В средней музыкальной школе имени Гнесиных воспитателю группы продленного дня в тесте попался вопрос: «Что общего в творчестве Кафки и Камю?» (Для тех, кто не в курсе, объясню: и Кафка, и Камю – писатели, философы и психологи. К музыке они не имеют никакого отношения.)

А как вам вот такой вопрос: «В какой методологии содержится ответ на вопрос, в какую оптимальную воспитательную систему должен быть включен растущий человек, чтобы переход от кульминации развития в одной фазе состоялся в кульминации другой фазы развития человека?» Это вопрос одного из тестов для учителей МУЗЫКИ, взятый из интернета. И вот на подобные вопросы должны были отвечать педагоги.

Также учителя – участники тестов в один голос сетуют на безграмотно сформулированные задания и ошибки. И в это верится легко, ведь и нашим детям часто дают задания, ставящее безграмотностью родителей в ступор. И, кстати, все это творится уже давно, просто широкой общественности открылось лишь сейчас, по итогам написанного теста.

Например, одну учительницу начальных классов в московской школе уволили после того, как она неправильно ответила на вопросы теста, который руководство школы взяло в интернете, неизвестного авторства. Один вопрос содержал ответ, который устарел, потому что изменилось законодательство, а тест был составлен в 2013 году. По остальным вопросам тоже все неоднозначно. Сейчас преподаватель судится со школой. Об этой истории рассказала оргсекретарь межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Ольга Мирясова.

Еще один профсоюз, объединяющий питерских учителей, цитирует слова чиновников: «Учителей подвергнут проверке на выявление психолого-педагогических аспектов деятельности». Вы поняли, что будут проверять? Какие такие психолого-педагогические аспекты деятельности будут выявлять? Что такое проверка на выявление – так вообще по-русски говорят?

Впрочем, у чиновников образования уже давно проблемы с русским языком. Вот, например, в «Инструктивных и методических материалах для учителя-участника», которые можно найти в интернете, написано дословно: «Уровневая оценка предметных и методических компетенций учителей осуществляется путем оценивания результатов выполнения диагностических работ с использованием стандартизированного инструментария и экспертного оценивания».

Вы чего-нибудь поняли? Чего стоят одни эти пресловутые «компетенции учителя». Что это вообще такое – «компетенции учителя»? Слово «компетенция» имеет в русском зыке весьма узкое применение, и используется оно только в единственном числе. Может быть, что-то находится в компетенции суда, например. А компетенций учителя – не бывает. Подозреваю, что это калька с английского, бездумно вставленная в наш язык.

Так стоит ли удивляться, что учителя не справились с заданием тестов? Может, стоит сначала посмотреть на тех, кто составляет подобные тесты, и провести проверку и выявить их компетентность? Подчеркиваю, не компетенции, которых в русском зыке нет, а компетентность? А еще точнее – их профессионализм и знание русского языка.

А может быть, у этой кампании есть другая, более глобальная цель? Реформа образования в стране явно провалилась, система, которую мы смогли создать, намного хуже предыдущей, советской. И кто-то должен за это ответить. Вот и нашли виновных.

Это наши учителя.

Олег Иванов